Неудачные переводы в книгах


Самые ужасные переводы и самые яркие из них цитаты

 автор  сообщение
Karnosaur123 

миротворец

Ссылка на сообщение 12 ноября 2014 г. 19:34  

Ни для кого не секрет, что огромное количество переводов зарубежной литературы, оказываются, мягко говоря, далеки от совершенства.
Однако среди серых и скучных трудов переводчиков-ремесленников нередко попадаются поистине ЧУДОВИЩНЫЕ переводы, полные невероятных извращений и издевательств над русским языком.
В этой теме мы обсуждаем лишь самые вопиющие примеры в духе:

цитата

— Я умираю от жажды! — Она высунула свой язык изо рта, демонстрируя желание выпить воды.

Примеры, друзья! Побольше примеров!

–––
…И не орал: «Англичане — свиньи!» Это гадко. Я люблю англичан. Я дружил с Шекспиром, ты знаешь.
Jylia 

миродержец

Ссылка на сообщение 13 ноября 2014 г. 10:59  

Karnosaur123, а можно сразу добавить оригинальный текст и адекватный перевод? Потому что писатели тоже не ангелы, независимо от страны проживания. Иногда такого напишут, что ни в одни ворота не лезет. А далеко не каждый переводчик будет переписывать произведение для устранения авторских ляпов.

–––
Разница между фантастикой и реальностью в том, что фантастика должна иметь хоть какой-то смысл
mischmisch 

миродержец

Ссылка на сообщение 13 ноября 2014 г. 11:13  

Пока самый ужасный перевод, виденный мной, это чудовищное издевательство над «Американскими богами» Нила Геймана в исполнении Михайлина и Решетниковой. Они так старались быть не похожими на перевод Комаринец, что заигрались и превратили Тень и Среду в натуральных гопников вместо вполне нейтральных до поры до времени персонажей.
Примеры я уже приводила в другой теме, но принцип таков:

An impossibly tall man = Господи, вот это оглобля

You hurt people = набьешь морду

Sorry = обломись

–––
В воротах цирка застрял танк. Толпа подожгла бассейн. Львица оказалась кабаном.
Опоссум 

философ

Ссылка на сообщение 13 ноября 2014 г. 11:23  

цитата mischmisch

Sorry = обломись

Ааа, вот оно что. Так и знал, что это древний заговор переводчиков, многое объясняет. :-D
По сабжу: после того как решил прочитать «Foundation» Азимова, начал обращать внимание на переводы. Сейчас чур-чур, книгу не начинаю читать, пока не увижу справку о состоянии психздоровья переводчика, его подружки и его кошки.

–––
волю память и весло
слава небу унесло
Привратник 

магистр

Kail Itorr 

гранд-мастер

Торквемада 

активист

Ссылка на сообщение 13 ноября 2014 г. 15:41  

Дублирую из темы про плохие книги.

В «Безнадёге» Кинга некий мастер так постарался, что аж сделал Джонни Маринвилла гомосексуалистом.

цитата

А годом раньше, до того, как Джонни бросил пить, он пять или шесть раз просыпался рядом с совершенным незнакомцем. Всякий раз Джонни поднимался и шел в ванную, чтобы взглянуть на унитаз. Однажды там плавал презерватив, то есть все обошлось. В других случаях — ничего. Разумеется, он или его дружок (дружок-подружка, так точнее) могли ночью спустить презерватив в канализацию, но где уверенность, что так оно и было? Особенно если ты допился до провала в памяти.

В то время как в оригинале использованы слова «anonymous jane» (жаргонизм, сам по себе непереводимый, но по-любому «незнакомка», «неизвестная женщина») и «gal-pal» («подружка» и только «подружка», без всякого «дружка»).

Dark Andrew 

гранд-мастер

Ссылка на сообщение 13 ноября 2014 г. 15:52  

Какие-то вы не смешные примеры приводите, а главное не указываете переводчиков.

Начну с нежно любимого примера, который до сих пор никто не переплюнул.

Крис Вудинг «Клеймо порчи, или Ткачи Сарамира»
Перевод Ю. Бухтеева

цитата

Огромный монстр, представляющий собой ужасный сплав зубов и конечностей, затаился в норе у обочины, замаскированной тонким слоем сланца.

Mizantrop 

миродержец

Ссылка на сообщение 13 ноября 2014 г. 15:53  

цитата Торквемада

некий мастер

А кто? Вебер?

–––
Пх’нглуи мглв’нафх Ктулху Р’льех вгах’нагл фхтагн
mischmisch 

миродержец

Ссылка на сообщение 13 ноября 2014 г. 16:02  

цитата Dark Andrew

Какие-то вы не смешные примеры приводите

А Вам правда должно быть смешно, когда переводчики издеваются над авторским текстом? Особенно если это не единичный ляп, который может случиться у каждого, а позиция и намеренно проводимая «стилизация». Мне от этого грустно. Да и Вы, помнится, в другой теме не смеялись. 8:-0

–––
В воротах цирка застрял танк. Толпа подожгла бассейн. Львица оказалась кабаном.
Торквемада 

активист

Ссылка на сообщение 13 ноября 2014 г. 16:05  

цитата Mizantrop

А кто? Вебер?

Я сказал бы, что не помню, кто, но это было бы неправдой. Я просто не обратил на это внимания, когда читал книгу, а сейчас у меня её нет под рукой.

Торквемада 

активист

Ссылка на сообщение 13 ноября 2014 г. 16:08  

цитата Dark Andrew

Какие-то вы не смешные примеры приводите

Ну как это, не смешные? Тема гомосексуализма является одной из персональных фобий Стивена Кинга, а тут Маринвилла — фактически его альтер-эго в этом романе — записали в «заднеприводные». This is pretty ridiculous :-)))

Karnosaur123 

миротворец

Ссылка на сообщение 13 ноября 2014 г. 16:38  

цитата Jylia

Karnosaur123, а можно сразу добавить оригинальный текст и адекватный перевод? Потому что писатели тоже не ангелы, независимо от страны проживания. Иногда такого напишут, что ни в одни ворота не лезет. А далеко не каждый переводчик будет переписывать произведение для устранения авторских ляпов.

Это был детский ужастик. Пожалуй, он станет хорошей первой ласточкой.:-)))
Прозвище девочки «Fatso» (Толстушка, Пампушка) переводчица Калабухова подает буквально: «Фатсо». При этом, прозвище было дано «от противного», то есть, девочка худощава (в отца), но в переводе смысл шутки теряется.
Далее идет эпик: Калабухова в буквальном смысле жжет глаголом.

цитата

“How come Dad got fired?” he asked.

«got fired» в данном случае — идиома. То есть, «Как папа вылетел с работы/Как папу уволили?»
Калабухова:

цитата

— Маргарет, а как у отца загорелось? — спросил он.

цитата

She blinked.

Калабухова:

цитата

Девочка вспыхнула

цитата

Yeah. Well… he got fired

цитата

Да, хорошо. Он загорелся

цитата

I think he was talking to Mr. Martinez. His department head. Remember? The quiet little man who came to dinner that night the barbecue grill caught fire?”
Casey nodded. “Martinez fired Dad?”

Калабухова:

цитата

— Я думаю, что он разговаривал с мистером Мартинцом. Начальником его департамента. Помнишь? Тихий маленький человечек, который приходил на обед в тот вечер, когда загорелась решетка барбекю?
Касей кивнул:
— Мартинец поджег отца?

То есть: “Martinez fired Dad?” — «Это Мартинец уволил папу?»
В итоге получается, что папин начальник пришел к подчиненному на обед и поджег его решетку для барбекю. Проказник, однако.
И почему она «Dad», папа, всегда переводит как «отец»?

цитата

“But Dad’s real smart”

Калабухова:

цитата

— Но папа настоящий грубиян

–––
…И не орал: «Англичане — свиньи!» Это гадко. Я люблю англичан. Я дружил с Шекспиром, ты знаешь.
Торквемада 

активист

Ссылка на сообщение 13 ноября 2014 г. 16:54  

цитата Karnosaur123

he got fired

О, это незабываемое «Этот комплекс сгорел» из фильма Шумахера «С меня хватит» в переводе «Первого канала». В сцене, когда копы раскапывали биографию главного героя, и выяснилось, что он давно уволен, но продолжает делать вид, что ходит на работу. А «переводчик», недолго думая, просто сжёг его работу :-D

Торквемада 

активист

Ссылка на сообщение 13 ноября 2014 г. 16:56  

цитата Karnosaur123

И почему она «Dad», папа, всегда переводит как «отец»?

Потому что «переводчикам» неведомо слово «синоним», и они не заботятся о литературной насыщенности текста. Точно так же и «man» всегда переводят как «мужчина», даже когда в контексте явно имелось в виду «человек».

groundhog 

активист

Ссылка на сообщение 13 ноября 2014 г. 17:33  

С именами тоже сложности…

Priority 

активист

Ссылка на сообщение 13 ноября 2014 г. 18:36  

цитата

Точно так же и «man» всегда переводят как «мужчина», даже когда в контексте явно имелось в виду «человек».

А ещё они всегда переводят «hospital» именно как «госпиталь». Вот это вообще фотофиниш, у меня лицо Тони Старка, когда я вижу это!

Опоссум 

философ

Ссылка на сообщение 13 ноября 2014 г. 19:13  

С именами то ладно ещё, мне и транскрипции хватает. Правильно перевести «get fired» — это ремесло, хорошо перевести имя — это искусство. Так и не понял, почему лаборанты не любят «Властелина Колец» от Волковского/Тихомирова, уж эти то не стеснялись заглядывать в словарь Даля, чтобы перевести и созвучно и со смыслом.

–––
волю память и весло
слава небу унесло
sityrom 

миротворец

Ссылка на сообщение 13 ноября 2014 г. 19:59  

Я лет, наверное, десять думал, почему рассказик Желязны «Рука через галактику» вдруг заканчивается фразой «Не выходи из гнезда, сынок. Твои соплеменники подняли бунт».
Оказалось, что на самом деле там «Keep ’em coming, kid. They’re a riot». То есть примерно «Пеши еще, паря, письма — просто чума». И в том же тексте «the Great One» переведено как «Великий Один». Вотан одноглазый, бог яйцекладущих инопланетян.
Это перевод Сергея Сухинова. И он переиздается с 1995 года по сей день.

Dark Andrew 

гранд-мастер

Ссылка на сообщение 13 ноября 2014 г. 20:08  

цитата Опоссум

Так и не понял, почему лаборанты не любят «Властелина Колец» от Волковского/Тихомирова, уж эти то не стеснялись заглядывать в словарь Даля, чтобы перевести и созвучно и со смыслом.

Тихомирова, потому что вот это (Тихомиров стихи переводил, насколько я помню) бред, если не полный, то близкий к тому.

цитата

Свою ладью Эарендил
В Арверниене ладил сам:
Сам корабельный лес валил
По Нимбретильским по лесам,
Соткал он сам на паруса
Серебряную полосу;
Стяг на ладье серебрый был
И лебедь на носу.

Причём бред, как по техническим деталям:
— нет Нимбретильских лесов, а есть Нимбретиль — березовый лес
— следствие из предыдущего — корабельного леса там отродясь не бывало
— никакого стяга «сереброго» в оригинале нет и быть не может — не тот цвет
— что за полосу которую он соткал на паруса
— и что за конструкция, вообще, всё сам, всё своими руками — зачем акцент на этом, в оригинале такого опять же нет

А Волковского и вовсе можно цитировать и цитировать. Причём, как описательные фрагменты, так и речь, а про имена — это вообще отдельная песня. Дядька Ива произвёл на меня сильнейшее впечатление.

 
  Новое сообщение по теме «Самые ужасные переводы и самые яркие из них цитаты»


Внимание! Чтобы общаться на форуме, Вам нужно пройти авторизацию:
   Авторизация


В недавнем посте про «Бесячие слова и фразы в книгах» были достаточно оживлённые дискуссии в которых люди делились наболевшим по данной теме:

Да есть пара… В фафнфиках про гарика потного часто пишут «когтевран»  за место «рейвенкло» и «пуфиндуй» вместо «хаффлпафф». И если рейвенкло  еще можно перевести как когтевран то с хаффлпаффом писец… Но когда это  в официальной озвучке фильмов.

Ой, вы на больную тему сейчас надавили. Давайте еще о переводах Спивак  вспомним (мир ее праху)… Тут четко можно разделить первых читателей  Гарика (Росмен рулит!) и новых. Для многих именно Когтевран и Пуффендуй —  это истина, а за всяких там Думбльдуров и Полоумных с Квиддишем можно и  по репе схлопотать (ну, в смысле, спорить до разбитых кнопок на  клавиатуре).  

Все лучше, чем Злодеус Злей (так ВНЕЗАПНО перевели имя «Severus Snape» в другом переводе).

Сочувствую))  Вообще, тяга ВСЕХ переводчиков Гарри Поттера переводить имена  собственные — это что-то странное) Даже странно, что до сих пор не  появились Гарри Горшечник и Советник Правителя Ласка)))

Это проблема не только переводчиков Поттера, а вообще всех современных переводчиков.

Буквально ещё пара постов и как говорится, на ловца и зверь бежит:

И да и нет, ведь когтевран вполне правильный перевод… одним словом

Как переводчик могу подтвердить, что когтевран — это наишикарнейший вариант перевода. В отличие от бедного Снейпа.

Я сразу же сделал пристрелочный выстрел, который оказался стопроцентным накрытием.

Хм? Как будем переводить вот это:

Three Rings for the Elven-kings under the sky,
Seven for the Dwarf-lords in their halls of stone,
Nine for Mortal Men doomed to die,
One for the Dark Lord on his dark throne
In the Land of Mordor where the Shadows lie.
One Ring to rule them all. One Ring to find them,
One Ring to bring them all and in the darkness bind them
In the Land of Mordor where the Shadows lie.

В принципе я не ожидал ничего особого от этой дискуссии, но мой партнёр по диалогу что-то заподозрил и не стал отвечать за свой случайный «каминг аут», как переводчика.

Shre nazg golugranu kilmi-nudu,

А вы на какой язык, собственно, хотели?

Это так называемое тёмное наречие из ВК Толкиена, но думаю не надо иметь пяти звёзд во лбу и два высших образования, чтобы понять что я хотел перевод на русский?

В ответ на подобный заход я совершенно спокойно уточнил, что мне нужен перевод на русский, но вместо игнорирования или своего перевода оппонент продолжил кружить вокруг да около, как зверь возле приманки в середине капкана.

А чем вас не устраивает хотя бы перевод Кистяковского и Муравьёва? Не  нравится Кистямур — всегда можно пользоваться работой Григорьевой и  Грушецкого. Творения Грузберга и Бобырь мне не нравятся самому, поэтому  их не рекомендую. 

Я опять конкретизировал, что мне собственно нужно от человека по ту сторону экрана.

Я хотел увидеть Ваш перевод.

Мой партнёр по диалогу начал попытки съехать на то, что дескать вопрос ему был задан неправильно и вместо местоимения в единственном числе использовал множественное обращение. Я ему опять же пояснил, что он опять не прав в своих претензиях, но переводчик сделал отчаянный рывок и заявил, что теперь в разговоре с незнакомыми людьми обращение на Вы считается хамским, а не на Ты, как было раньше.

Ваш вопрос, мистер, был задан в хамоватой манере. Отсюда и моя реакция.  Кому-то что-то доказывать вообще не имею желания, тем более, когда не  просят, а почему-то требуют. Адьё.

Ответить на это я уже не смог по понятным причинам, но мне стало весело, так как этот ответ сделал мой день.

Отвечая на заданный вопрос кто виноват: развал системы образования и издательства публикующие всякий шлак.

Что делать нам, простым читателям? Учить иностранный и читать на языке оригинала.

В СССР художественную литературу переводили хорошо, а в современной России – и фикшн, и нон-фишкшн – переводят плохо. Есть такое устойчивое мнение. Не всю, конечно, плохо переводят, но, например, критики не советуют читать в наших переводах Джона Гришэма, Джорджа Мартина, Стивена Кинга, Томаса Пинчона, Стига Ларссона, многие бизнес-книги. Существует даже версия, что издательства экономят на переводе и просто перегоняют тексты через Google Translate, но наши опыты это не подтвердили.

«Город 812» обратился к профессионалам – Андрею Аствацатурову и Ольге Вольфцун – с просьбой объяснить, что происходит с переводами в России.

Во всем виноваты издательства-монополисты

Преподаватель и переводчик Ольга Вольфцун считает, что проблема плохих переводов – в издательствах-монополистах, которые выкупают права на самые кассовые книги, а переводы поручают людям, делающим это плохо, но быстро.

– Можете привести пример плохого перевода?

– Детективы Филлис Дороти Джеймс с героем Адамом Далглишем, который поэт и тонкий стилист, переведены весьма топорно. Далглиш обращается к младшим офицерам, называя их «парни», причем среди них есть Кейт Мискин – вполне себе девица. Описывая смерть пожилой женщины, которую столкнули с лестницы, переводчик пишет: «Учитывая положение тела, казалось, что ее пронесло в воздухе…»; «Кейт, завсегдатай трущоб, в садоводстве не разбиралась». Ну не бывают у трущоб завсегдатаев! Или – «сиделка должна отдыхать от смертельных больных». Смертельными бывают случаи, а больные – при смерти.

А вот перевод уже другой книги: «Семейная склонность думать о людях лучше в прошлом оканчивалась преувеличенными ожиданиями относительно способности мужчин связывать себя продолжительными обязательствами, а это неизбежно вело к разочарованию». Это же невозможно читать!

Издательство сэкономило на переводе?

– Люди в издательствах работают за копейки, хотя цены на книги безбожные. И ругать издательства тоже язык не поворачивается. Им трудно выживать, это правда. Просто монополисты держат рынок, и в целом экономическая ситуация довольно тяжелая. Независимые издательства, которые не заняли свою нишу, либо банкротятся, либо перекупаются.

– В советские годы было много хороших переводчиков, потому что для многих хороших писателей, например Пастернака, это была единственная возможность заработать деньги?

– Я не очень высоко оцениваю Пастернака как переводчика. Время хороших переводчиков никуда не ушло, и советская цензура к нему не имеет никакого отношения: хорошие советские специалисты – продукт превосходного университетского и даже гимназического образования, которое закончилось с Октябрьским переворотом 1917 года. Это либо выжившие «осколки», либо их ученики и ученики их учеников. Школы были разные, но общий уровень подготовки с современным не сравнить. Впрочем, у нас есть Классическая гимназия, и ее талантливые выпускники могут показать уровень не хуже советского. К тому же «советское» вовсе не значит хорошее.

Мы читаем Диккенса в переводах Ланна, например, но это засушенные, тяжелые, буквалистские переводы, которые давно требуют пересмотра. Ничего хорошего в них нет. Вообще, такое явление как переводческая множественность идет тексту только на пользу. Поколения меняются, меняются подход, язык, прочтение. Каждый новый перевод только добавляет красок. И каждому читателю нужен свой перевод. Иногда предпочтения совпадают у нескольких поколений, иногда расходятся.

– Все равно тогда были звезды перевода – например, Райт-Ковалева. А сейчас есть те, кого знают читатели?

– Когда все хорошо, имя переводчика искать не полезешь, текст читается легко. Это раз. Читатель ленив. Это два. Ему лень искать и лень голосовать рублем. Вот начали бы читатели массово требовать возврата денег за плохо выпущенные книги, возможно, издатели бы перестали демпинговать. Кроме переводчика над книгой работают разные люди. Почему, например, молчат читатели, наталкиваясь на чудовищные пассажи в книгах Петра Алешковского? Он – букероносец, а редактор Елена Шубина считается прямо эталоном современного редактирования. Люди часто боятся признаться, что плохое – плохо. Видимо, уроки Андерсена не все выучили – голого короля не все замечают. Да и уровень культуры читателя соответствует, увы, бескультурью издателя, редактора и переводчика. Почитайте отзывы – редко кто возмутится качеством перевода или издания.

Как сформируется сознание, если книги серии «Настя и Никита», например, описывая подвиги Кутузова, говорят, что всему он обязан своему ангелу-хранителю, который полюбил маленького Мишеньку за то, что тот был послушным и много молился. Вы представляете такой уровень и такую подачу в советское время? Я даже не об идеологии говорю, просто о качестве.

– Считается, что хороший переводчик может сделать книгу лучше оригинала.

– Перевод не может быть «лучше» оригинала. Это противоречит самому принципу переводимости. Если перевод серьезно отходит от оригинала, то вещь требует переперевода. Но это зависит от аудитории и задач. Например, выдающийся филолог, теоретик и переводчик Михаил Гаспаров сделал перевод «Неистового Роланда» – это интересная попытка, которую читать могут только специалист-филолог или историк. Но она никогда и не предназначалась для массового читателя.

– Есть пример хорошего и плохого перевода  одной книги?

– Да, например, «История одного немца» Хафнера. Профессиональный перевод неплохой. Очень неплохой. Но открываешь перевод Никиты Елисеева – и сразу понимаешь, что книга должна звучать так. Думаю, его перевод более точен. И хорошо, что есть оба. Или переводы «Гордости и предубеждения». Открываешь перевод Иммануэля Маршака – все хорошо, открываешь перевод Грызуновой – я не говорю о коллегах плохо. Жаль, я отказалась делать четвертый перевод сама.

– В Сети много переводов, сделанных любителями. Используют их издательства?

– Если любитель получает заказы, он профессионал. Издательства используют их иногда, но обычно качество не очень. Я работала с любителем в качестве редактора над комиксом. Сначала все было хорошо, но к концу книги переводчик «сдулся». Качество резко упало.

Плохие переводчики переводят не самую великую литературу

Писатель Андрей Аствацатуров считает, что хороших переводчиков у нас по-прежнему много, и не только в стране, но в отдельно взятом Петербурге. Есть, например, Андрей Степанов, который мастерски переводит Элис Манро, есть Александр Гузман, а Дмитрий Симановский не просто перевел Ирвинга Уоллеса, но изобрел новый язык, на котором говорят те персонажи. Есть Анастасия Миролюбова, которая блестяще переводит Барикко, и много других.

– Это все серьезная литература – с ней, значит, нет проблем?

– Стильная современная элитарная литература очень неплохо переводится. Есть традиции петербургской школы Ефима Четкина: переводить с максимальной приближенностью к тексту. Московская школа более далека от текста: она старается перевести дух, настроение, характер. Московские переводчики ищут способ приблизиться к атмосфере, создать логику повествования, а наша школа более точная, буквалистская. Самые яркие представители петербургской школы – Юрий Корнеев, Александра Кос, в Москве – Морис Ваксмахер. Сейчас различие постепенно ликвидируется.

– То есть литературе для интеллектуалов повезло, а массовому чтиву – нет? Но ведь в СССР даже к детективам относились с уважением.

– Тогда издательств было меньше и книг тоже. Каждый перевод проходил несколько стадий редактуры и рецензирования: со всех сторон его изучали художественные редакторы, технические и корректоры. Все внимательно смотрели, контролировали. К тому же переводчики жили в своем тесном мирке, общались в секции Союза писателей, а не в Интернете, и все друг про друга знали. Знали, что Корнеев имеет влияние, Кос – талант, а Уксусов – автор фразы «Коза кричала нечеловеческим голосом». Сейчас каждое издательство варится в своем соку. У хороших издательств вроде «Азбуки» меньше книг, но больше внимания к каждой. А крупные агломерации – только успевают запятые расставить, у них огромный поток, у них план, они переводят сто книг в год, а не одну-две.

– Куда торопятся? Боятся, что некий энтузиаст-одиночка переведет все сам и выложит в Сеть?

– Одиночка не может купить права ни на кого, его перевод нового бестселлера будет сразу заблокирован за нарушение авторских прав… Но издательства, которые так пренебрегают чувствами читателей, переводят не самую великую литературу. Они знают, что хороший переводчик работает долго, средний тоже, а вот слабый работает быстро. А им надо план делать, перед хозяином отчитываться.

Читаешь бестселлер – видно, что перевод поспешный, очень коряво сделанный, много неточностей, но выглядит связно и тянет на оценку «вроде ничего». Видимо, те переводчики, которые переводят откровенно плохо, выигрывают за счет иных качеств: обязательности, например. Зато если хороший переводчик сейчас переведет слабую книгу – это будет феномен, знаменательное событие.

– Кого, например? Незатейливый детективчик, который с 90-х годов никто не переводил?

– Да, «Азбука» вот не случайно купила права на издательство Чейза и сейчас будет издавать его в хорошем переводе, а не в том ужасающем, в котором россияне читали его в 90-е. Помните, как слабо детективы переводились тогда? Надо было опередить конкурентов, ведь книги, изданные на Западе до 1972 года, то есть до присоединения СССР к Конвенции по защите авторских прав, можно было переводить безо всяких договоров и выплат авторам. Соответственно, желающих было много.

Сейчас сообразили, что Чейз был популярен не просто так, что он писатель динамичный, интересный и с не самым плохим языком. Те его переводы, которые делались в 80-е и 90-е, были неплохие, но тогда переводчики не знали американских и английских реалий и переводили некоторые слова весьма своеобразно.

– Это какие же?

– Да почти в каждой книге любого автора можно найти одно-два слова, которые сейчас переводятся не так. Электронно-вычислительная машина, генерал-манагер (менеджер, если кто не понял). Недавно перечитал «Рэгтайм» Доктороу в переводе Аксенова – здорово, да, но уже нужно или заново переводить, или очень сильно редактировать.

– Авторы могут выдвигать требования к переводу?

–  Орхан Памук ставил условия – его должны переводить или Вера Феонова, или Полина Аврутина. Это хороший пример, когда автор проявляет ответственность за свое детище.

– А критика читателей – к ней прислушиваются в издательствах?

– Читатель может отреагировать отказом от покупки, но большие издательства компенсируют малые тиражи, продавая блокноты и тетради.

Критика на плохие переводы должна реагировать определенным образом, выявлять, писать об этом постоянно. Но критика не интересуется жестким масскультом и трэшем. Да и большинство переводчиков не воспринимают переводы как основную работу: они заняты, например, преподаванием. Советские переводчики, переведя один роман, могли жить год или два на эти деньги. А сейчас двухмесячная передышка – и снова беги за заказом. И автору мало платят, а уж переводчику…

– Кто определяет, кому какую книгу переводить? Есть монополия переводчиков на определенных авторов?

– Конечно, настоящий талант будет отстаивать возможность переводить именно этот роман и никакой другой. Половина книг были изданы именно по рекомендациям переводчиков, но все равно они люди подневольные, а все диктуют обстоятельства и рынок. Известные переводчики понимают, кто модный, кто нет, читают обзоры и хроники, изучают тиражи и отзывы. Лауреатов Нобеля, Букера, Пулитцера, Хьюго отбирают для переводов в первую очередь. Издательству остается только выкупить права.

– В Интернете много любительских переводов. Они все плохие?

– Я находил в Сети любительские переводы и прозы и поэзии очень качественные. Правда, нечасто, потому что это самый дилетантский способ заявить о себе как о переводчике: просто выложив свою работу в Интернет.

– Бывает, что любительский перевод лучше издательского?

– Да, только это не большие формы, а рассказы. И потом они появлялись и в книжках.

Мой знакомый, биолог по образованию, перевел недавно «Ворона» Эдгара По, переводил долго, получилось интересно, и я поспособствовал его публикации в журнале «Нева». Но мой приятель вел себя дисциплинированно: сначала перевел, а потом пошел советоваться, как поступить. А если б он современного кого-то перевел без оглядки на правообладателя, это было бы пиратство. Но вообще, человек, который хочет переводить, приходит в издательство, ему дают авторский лист на пробу, потом эксперты и редакторы его оценивают. И среди известных переводчиков могут провести такой же конкурс, если они заявили желание переводить одно и то же.

– У нас и деловую литературу плохо переводят – тоже план по валу?

– Хороший переводчик не обязательно эксперт в какой-то области. Не экономист и не философ. Не всегда умный человек. Поэтому ужасно видеть, как плохо переведен Жиль Делёз: и «Логика смыслов», и «Пруст и знаки». Гарольда Блума перевели неопытно, впопыхах, на коленке, без участия хороших редакторов. Зато когда переводят экономистов, часто прибегают к помощи дилетантов, которые выложили текст в Интернет. Так, например, поступает институт Гайдара с его серией «Классики экономической мысли».

Нина Астафьева

Все знают, что от того, кто переводил, какой перевод, зависит не только оценка качества текста, но и удовольствие во время прочтения.
К сожалению, после великолепных образцов Советской Школы Перевода, в России появилось огромное количество халтурщиков.
Именно их фамилии и следует запомнить и знать, чтобы обходить такие бездарные и мертвые переводы стороной.
Когда от первоначального замысла писателя не остается ничего, а горе-переводчик об этом еще и радостно заявляет.

Номер один среди них — это Виктор Вебер

Он сам плохо пишет и говорит по-русски, а еще хуже знает английский.
Закончил Вебер Московский авиационный институт и работал потом в одном из оборонных КБ.
В начале 80-х его первые «переводы» появились в журнале «Юный техник» и были вроде бы очень даже ничего… если не заглядывать в оригинал.
Английский язык, по словам самого же Вебера, он выучил на нескольких занятиях, которые были в институте (специализация же не та, поэтому так и мало).
Таким образом, лингвистического образования у Вебера не было и нет.
Знание же языка — достаточно среднее.
А секрет хорошего русского языка в тех переводах коротких рассказов, что были напечатаны когда-то в «Юном технике», которого, как потом оказалось, у самого Вебера нет вообще, а переводческий слух отсутствует напрочь, объясняется просто: тогда в журналах работали отличные редакторы, мастера своего дела. Они-то и доводили плохой русский язык до великолепного в переводах Вебера.
Правда, с оригиналом эти переводы имели не так много общего, задача была, чтобы звучало по-русски, а не сверка с оригиналом, иногда в них таинственным образом отсутствовали целые предложения.

Начало конца

В 1989 году Вебер уходит с основной работы и решает заняться только переводами.
Это и стало началом конца для многих переводимых им авторов на русский язык.
Потому, что Вебер отличается не только тем, что многого не знает, а еще и тем, что переводит сухим канцелярским языком.
До середины 90-х переводы Вебера правили с разной степенью успеха, например, роман «Маски времени» Роберта Силверберга (в переводе Вебера — «Ворнан-19»).
В целом это еще неплохо, но иногда уже появляются веберовские корявости, а привычный стиль Силверберга передан так себе.
Самое же интересное наступает, когда смотришь оригинал, а потом перевод Вебера, разгулялся он вовсю.
Вебер не понял, что такое «звуковые скульптуры» и превратил их… в «голографические».
Местами выбросил целые предложения, а какие-то переписал до неузнаваемости.
Смешно, что в домике, где жила супружеская пара (а находился он в пустыне)… с корявой ноги Вебера появился холодильник, где жители и хранили многомесячные (!) запасы еды.
В оригинале все-таки — целая морозильная комната… которая была под домом.
У Вебера — обычный холодильник на кухне.
Человек из будущего у Силверберга хватает рукой электрошокер-дубинку… и ничего с ним не происходит. Ворнан поясняет: в будущем популярны энергетические ритуалы, а те, кто в них участвует, адаптировались к электричеству, и даже получают от этого определенное удовольствие.
Вебер придумывает пространное предложение про то, что энергию каких-то там полей человек может преобразовывать. Всё. Никаких ритуалов и привыканий.
Когда человек встретивший Ворнана, понимает, что он делал не так, то восклицает: «Боже, какой же я был идиот…», а Вебер просто берет и переводит это так: «Мне пудрили мозги».
Периодически Вебер зачем-то дописывает за автором и поясняет, что герой сидит в туалете и… ну, понятно, что делает, или когда герой слышит ночью скрипы кровати и страстные стоны за стеной, то Вебер пишет целое предложение, в котором занудно объясняет, что за стеной-то люди сексом занимаются.

Убийство знаменитого автора

В конце 1997 года выходит первый перевод Вебера книги Стивена Кинга.
Так как Вебер не мог справиться один, то привлек своего сына.
Вместе они и перевели потрясающий роман «Зелёная миля».
Перевели так плохо, как только возможно.
Из романа исчезло то самое чудо, та простота и легкость, что были в оригинале, зато появилась дубовость, снова пропали какие-то предложения и появились дописки.
Правда, со своим «переводом» Вебер опоздал: за год до этого в другом переводе этот роман напечатали в Харькове.
Это был перевод Марины Опалевой.
Да, в нем не все идеально, но при этом точно передан стиль автора и то неуловимое чудо, что создал писатель, есть.
Вебер же и в «Зелёной миле» много прохлопал и перевел неверно, а главное — потерял стиль автора, заменил на свой, корявый.

Виктор Вебер номинировался на премию «Абзац» за Худший перевод года в двух категориях: за свои переводы романов «Мобильник» и «История Лизи».
И при этом всё также продолжает переводить.
Кстати, в обоих переводах Вебер потерял абзацы… вот такая ирония.

Корявый язык, или «Человек, который шагал навстречу по противоположной обочине»

Внимательные Постоянные Читатели Стивена Кинга все время видят тот ужас, что творит с автором этот «переводчик», который, как уже было сказано, даже не имеет языкового образования, а переводить стал, как сам любит говорить, «для друзей».
Например, сильный роман Стивена Кинга «Мешок костей», с корявой ноги Вебера… ставший «Мешком с костями». Казалось бы — разница не так и велика, но она есть.
Кинг — прекрасный прозаик, он часто цитирует в своих произведениях русских писателей, и знает, что происходило в годы Великой Отечественной войны в Ленинграде.
Главного героя этого романа зовут Майк Нунэн. И после трагической гибели жены он буквально превращается в «мешок костей»: почти ничего не ест, пьет воду, подавлен.
Превращается в такого человека, какими были жители блокадного Ленинграда.
Вы не поверите, но Вебер (который любитель давать сноски, об этом тоже будет дальше)… придумывает свое объяснение термину… и это несмотря на прямое пояснение самого Стивена Кинга про Ленинград. Вебер берет и пишет феерический бред про какие-то мешки с костями.
Кто-то скажет, Вебер же москвич, ну, бывает.
Да, москвич.
Но почему-то Кинг за океаном знает, что это означает, а Вебер не знает.
Да и оправдание нелепое.
Многие и в Москве тоже знают.
Дальше — больше.
Дочка Майкла Нунэна в оригинале разговаривает звонко, как только разговаривают дети, ну, вы знаете.
А в переводе Вебера она шепелявит, не выговаривает некоторые буквы и… тупит.
«Mattie, I got a Happy Meal! They have toys!» стало у Вебера: «Мэтти, я полутила Сьястливый Домик! В нем игьюски!».
Ничего себе, правда.
Вебер это придумал, так как… дети, по его мнению, такие обычно… ага, ну, конечно.
Не забыл Вебер передать привет и МакДоналдсу: герои покупают в переводе Вебера в МакДоналдсе «Счастливый Домик».
Как вы уже поняли — это был «Хэппи Мил».
И ничего, что МакДоналдс официально открылся в 90-х и… первый ресторан в Москве, где живет сам Вебер (нет, не в ресторане).
Тут ему тоже надо было насочинять зачем-то.

Пропавшие предложения

Как и в других случаях… иногда в переводах Вебера пропадают не просто отдельные слова, а целые предложения и даже абзацы.
Вебер это объясняет просто и на своем корявом русском: «Глаз у меня иногда соскальзывает».
В общем, соскальзывает и всё тут.
Не избежал этого и роман «Мешок костей» (да, тот, что с «Костями»… в его переводе).

История с помощниками

Виктор Вебер заявлял и заявляет, что, несмотря на то, что он отлично знает английский язык (снова пустая бравада, т.к. на деле — обратное), но не знает… и не хочет знать американские реалии и ценности, а также многие слова (привет логике), а потому ему постоянно нужны помощники.
И он их набирает на русском сайте фэнов Кинга.
Потом именно они вычитывают его переводы.
Общий уровень знаний у таких помощников непрофессиональный, а потому что-то они находят и исправляют, а что-то — нет.
Помощники вычитывают черновики переводов Вебера, больше похожие на машинный перевод, правят грамматические, орфографические, смысловые и переводческие ошибки.
Дело усугубляет еще и то, что Вебер не все правки одобряет и многие хорошие выбрасывает за борт, при этом говорит, что он-то лучше знает.
На все замечания на форуме Вебер реагирует агрессивно и хамски, а недочеты не признает.
Пример.
«Проснулся и обнаружил, что наполовину сполз с кровати, простыня обмотала меня, как саван, а сердце бешено бьется, скребясь во рту».
Так перевел Вебер.
Здесь передан неверный смысл.
Что это такое вообще — и как сердце может… скрестись во рту?!
А дело в том, что в оригинале — «woke up clawing».
Помощники исправили на: «Проснулся и обнаружил, что наполовину сполз с кровати, простыня обмотала меня, как саван, сердце бешено бьется, а пальцы ловят во рту паучков».
В общем, в рот сердце, разумеется, не переходило и там не билось, как вы уже поняли.
И так далее.
Когда правки верные, то переводу это идет на пользу, «фонари автомобиля» становятся «фарами», например.
Иногда — нет.
Помним, что участники-помощники — не профессионалы, а просто те, кто хочет помочь, знаний у них не всегда хватает.
Да и за работу не платят.
Ах да, вы не знали, что помогают Веберу при переводе (а за него он получает деньги) бесплатно, т.е. помощники улучшают его перевод, дорабатывают, т.к. сам Вебер не видит своих корявостей, делают это задаром.
При этом, как вы уже поняли, никаких американских реалий и прочего, в приведенных примерах не было вообще.

К сожалению, Вебер часто упирается и в тех книгах, что на полках книжных магазинов, видим вот такие предложения:

«Они пересекали узкую трубу по дорогам»
«На самом деле Пит не хотел подслушивать гавки-тявки. Гавки-тявки, пусть и вялые, продолжались за обедом»
«Меня рвало и я не хотел делать это внутри»
«Человеческий мальчик с ногами робота»

И так далее.

Увы, Виктор Вебер не только плохо знает язык, но даже не знает, как произносятся и читаются на английском многие имена, слова и т.п.
Роланд Дишейн у Вебера становится Роландом Дискейном, Волки Кэллы — Волками Кальи, хотя даже сам Стивен Кинг произносил слово как «Кэлла».
В сноске Вебер придумывает отмазку, что слово-то мексиканское.

Незнание истории и классики

Виктор Вебер любит хвастаться, что многого из классики не читал, историю знает плохо, кино почти не смотрит.
И даже из Кинга — «Я читал то, что переводил».
Всё это сказывается на качестве перевода.
Зачастую известные герои книг в переводах Вебера меняют пол, имя и вообще могут измениться до неузнаваемости.
Знаете, как зовут Горация в переводе Вебера?
Хорас.
Ну, а что, Вебер же не читал поэта «золотого века» римской литературы. И может быть, даже не знает, кто это.
А Галаад стал Гилеадом, ну, подумаешь, что Библия.
Сказка «Гензель и Гретель» становится у Вебера «Ганс и Гретель».
Есть еще и исторические знаковые события и многое другое.

Переписывание автора

Виктор Вебер не только величина абсолютная, по его же скромному мнению и поведению (хамоватое поведение на всех сайтах, даже там, где ему помогают с переводами), а еще и «великий исправитель».
Стивен Кинг придумывает в романе несуществующие машины, вещи, предметы.
Как вы думаете, что делает Вебер?!
Он исправляет их на существующие!
По мнению Вебера — это у автора ошибки.
И ничего, что это выдуманный роман, Вебер все равно исправит.

Кальки и промокашки

Ряд слов Вебер ленится перевести, или, как обычно, не знает, но некоторые он намеренно калькирует.
Так вместо «шефа полиции» в переводах Вебера появляется «чиф».
И это только верхушка айсберга.

А еще есть и такие словечки

Персонажи у Стивена Кинга — разные люди.
Но если перевод попал к Веберу, то в нем будут присутствовать вот такие словечки (неважно хулиган перед нами, или образованный человек): «говно», м*нда», «рвёт», «пердит», «пердеж», «»перданул», «хавать» и т.д.
Вроде и не мат, а все равно уровень очень далекий от того, что в оригинале.
Пример: «Чиф полиции перданул под обеденным столом».
Ах да, шеф полиции сидел за столом, если что, под него не залезал.
И вообще чихал.

Игра с названиями

Вебер любит гнать отсебятину не только в самом тексте, но и в названиях автора.
Из недавних, что он выдумал: «Кто нашел, берет себе» (а в оригинале: «Что упало, то пропало»), «Пост сдал» (оригинальное — «Конец смены»), «Перекурщики» (оригинал: «Люди десяти часов утра»), «Несущий смерть» (оригинал: «Солнечный пёс»), «Почти как «бьюик»» (в оригинале: «Из «бьюика» 8», потеряна отсылка к Ф.Дику).

«Стихи не понимаю»…

Еще одно странное заявление, но Вебер не понимает смысла стихотворений и вообще рифмы, не умеет их переводить, поэтому, когда в тексте встречается стихотворение, то он быстренько спихивает его на своих бесплатных помощников.

Заимствования у других

Уже не раз замечено, что Вебер не гнушается заглядывать в чужие переводы и тащить оттуда оригинальные решения в свои.
Так, например, весь сленг работников аттракциона из перевода «Джойленда» Сергея Думакова (который появился намного раньше Веберовского) Вебер стащил в свой.
Роман же он переименовал в «Страну радости» (несмотря на то, что Кинг приводит прямые параллели Джойленда с Диснейлендом).
Еще такое было с романами «Оно» и «Талисман», где некоторые предложения в переводе Вебера слово в слово повторяют перевод Громова и Ладыжевского, а часть — перевод издательства «Кэдмен». При этом Вебер спалился на том, что якобы тоже перепутал местами героев Джека и Волка, что было у «Кэдмена». Помощники на это ему указали, и он придумал очередное оправдание, внес исправления.
Вебер даже утащил часть интересных находок у Бориса Заходера и добавил отсебятины: в оригинале Винни-Пух, остановился как вкопанный, а у Вебера застывает, как памятник, когда ему достаточно было просто остановиться. Мало того, что отсутствующее в оригинале сравнение заимствовано у Заходера, так еще и переделано Вебером не лучшим способом.

Сноски

Вебер очень любит пихать в книгу всякие сноски, где подробно описывает самые простые явления, или известных людей.
Например, Вебер искренне считает, что кто-то не знает знаменитых певцов конца XX века и подробно пишет про них в сносках.
Догадываетесь, кто на самом деле про них не знает?!
Иногда доходит до абсурда: при неверном переводе Вебер придумывает объяснения и пишет их в сносках.
Как, например, со словом «Кэлла», которое он перевел, как «Калья», «Мешком» и т.д.

Жизнь на форумах

Несмотря на якобы постоянную занятость, Вебер обитает на многих форумах, а не только на том, где есть сетевой проект по переводу Стивена Кинга и сидят его помощники.
Что там, что там — Вебер ведет себя по-хамски — а на том же лабфане (есть такой прогнивший сайт) ябедничает модераторам (некие соболев и компания), которые его «крышуют», говоря его же любимым языком.
Единственный форум, откуда он сбежал поджав хвост — это форум Алекса Экслера.
Вебер пытался там на всех наезжать и оскорблять, но Экслер сам ведет форум, и Веберу попало, а последний раз Вебер написал вот такие слова:
«Как бы Вы ни кривились, придется их (т.е. его переводы) читать, раз уж овладение иностранным языком — недоступная для Вас вершина».
Экслер ответил на это так:
«Вы, наверное, просто не в курсе. Хороший переводчик ВСЕ переводит хорошо. Тем более что оригинальная книжка — вовсе не мусор, судя по количеству продаж и переводов.
Я серьезно хочу, чтобы книги качественно переводили. И платили за это соответствующим образом.
Тем не менее, низкий гонорар никак не извиняет отвратительное качество перевода. Не хочешь за такой гонорар работать — не работай».

(с) Алекс Экслер

Про коллег-переводчиков Вебер отзывается очень плохо и некорректно

А если переводчик — женщина, то вообще всё плохо.
Например, Вебер «за глаза» облил грязью новый перевод «Томминокеров» (да, их переводил не он, вот и…):
«С «Томминокерами», ИМХО, разумеется, Постоянного читателя, скорее всего, будет ждать сильное разочарование. Потому что переводили люди, очень далекие от творчества Стивена Кинга.
Две переводчицы — в «Томминокерах». Роман под шестьдесят авторских, слишком большая нагрузка на хрупкие девичьи плечи».

При этом переводили профессиональные переводчицы и с языком, как с русским, так и с английским, у них все в порядке.

Свои люди

Уже много кто говорил, что у Вебера знакомые в издательстве, именно потому он там до сих пор и работает, а на его халтуру закрывают глаза.
Приведем несколько цитат из самого Виктора Вебера:
«А вот после «Зеленой мили» мое отношение к СК резко изменилось в лучшую сторону, и я уже просил оставлять мне его новые романы».
«Если Вы намекаете на некие связи в АСТ, но да, они есть».

Ну, вот и ответ на все вопросы.

Вот так Стивен Кинг, писатель со своим уникальным стилем, превратился в посредственного штамповщика.
С корявой ноги Виктора Вебера.

Что касается изданных книг, то добавлю только, что недавно выяснилось, что Вебер потерял начало и конец романа (плохо им переведенного) «История Лизи» и сказал, ну, бывает, «глаз у меня соскальзывает».
То есть — нет первых страниц в начале и нет последних страниц в конце.
И издательство «АСТ» так до сих пор и печатает.
Кроме того, само издательство зачастую «забывает» авторские предисловия и послесловия, пропускает абзацы при верстке и т.д.
А некоторые сборники, даже после обещаний издать нормально… все равно издают в неполном виде.

Не Кингом единым

Как уже было сказано выше — у Вебера не просто плохое знание английского и русского языка, а переводческая глухота.
Но он переводил и переводит.
И не только Кинга.
Как вы уже, наверное, догадались, везде почему-то сразу автор перестает звучать, а начинает звучать (и фальшиво), сам Вебер.
Кроме Дина Кунца, которого он тоже много испортил, кроме некоторых классиков, Вебер однажды взял и испортил «Винни-Пуха» Алана Милна.
Так как стихи он переводить не умеет, а они в книге есть, то в данном случае, отдал их некой Н. Рейн (еще одна халтурщица, хотя и не такая, как он).
Начнем с имён.
Пятачка в переводе Вебера зовут Хрюка, Винни-Пуха — Пух-медведь, Тигру… Тигером, а Слонопотама Хобутуном.
Но Бог с ними, с именами, хотя Хрюка — это тот еще ужас.
Вебер, кстати, везде пишет, что слова «пятачок» никогда не было, а вот слово «хрюка» есть.
Так-то вот.

«Вот, что происходит, когда экономят на парадных дверях» — переводит Вебер.

Узнали реплику?
Нет?
Она самая известная.
Помните, как Винни застрял?!
Да!
Она самая.

«Всё из-за того, что выход слишком узкий» – упрекает Кролика застрявший Винни-Пух.

Или знаменитое «А если ты не выстрелишь, тогда испорчусь я» Вебер переводит, как «А если ты не выстрелишь, мне придется его отпустить, и я упаду, и разобьюсь», тогда, как в оригинале черным по белому сказано «spoil me» – т.е. «испортить меня».
Вебер даже не знает, почему надо переводить Винни-Пуха именно Винни-Пухом.
Вот бы он посмотрел недавний фильм «Прощай, Кристофер Робин», где про это подробно рассказано, как пришла в голову Алану Милну идея дать мишке с опилками такое вот имя.

Важнее, как мы все знаем, в произведении все-таки душевный настрой.
Тот, что есть у автора и тот, что важно сохранить в переводе.
И вот тут-то абсолютная веберовская глухота дает о себе знать.
В Зачарованном месте Кристофер Робин прощается со своим медвежонком. Мы видим Торжественное посвящение Винни-Пуха в рыцари… И печальные мысли опечаленного мишки.

«И тогда, наверно, грустно сказал он про себя, Кристофер Робин не захочет мне больше ничего рассказать. Интересно, если ты Верный Рыцарь, неужели ты должен быть только верным, и все, а рассказывать тебе ничего не будут?»

Так у Алана Милна и у Бориса Заходера.

А вот у Виктора Вебера чуть по-другому:

«Неужели, спросил он себя, если ты — Верный Рыцарь, значит, ты остаешься верным, даже если тебе уже ничего не рассказывают?»

Вот та самая фальшивая нота. Сомнение. А надо ли оставаться верным, когда тебе ничего не рассказывают?
Этого нет ни в оригинале, ни у Бориса Заходера, это добавил в перевод Виктор Вебер.

Возможно, что когда-нибудь все изменится и переводы Вебера перестанут печатать.
А пока так.

Были, конечно, исключения, когда издательство «Полярис», например, отдало в перевод то произведение, которое Вебер перевел, как «Как рыбы в воде», где сделал сравнение людей на другой планете с рыбами.
Ах да… люди те парили в невесомости и им нужны были крылья.
Знаете, про кого шла речь в оригинале и как называется на самом деле рассказ?!
«Для птиц» / «For the Birds», как его и перевели для «Поляриса» замечательные переводчики Владимир Гольдич и Ирина Оганесова.
Такая вот разница.
Запомните имя Виктор Вебер и проходите мимо таких переводов.
Они не стоят ни вашего времени, ни денег.

Copyright © Текст by sunsinta, 2018, 2021

Гарри Поттер и трудности перевода: РОСМЭН и МАХАОН против оригинала

Время на прочтение
7 мин

Количество просмотров 322K

Первая книга о мальчике-который-выжил вышла в 1997 году тиражом всего лишь в 500 копий. По статистике на 2018 год, в мире продано уже свыше 500 миллионов книг о Гарри Поттере, что делает этот цикл самым продаваемым в истории. А сама франшиза вместе с книгами, фильмами и пьесами сделала Джоан Роулинг миллиардером.

Серия книг о Гарри Поттере стала настоящим феноменом. Они переведены на 80 языков. Именно о переводах «Гарри Поттера» мы сегодня поговорим. О русских переводах. А если точнее, о трудностях русских переводов.

РОСМЭН и МАХАОН: как это все было

Прежде чем мы перейдем непосредственно к разбору переводов, нужно сказать о них несколько слов.

В 2000 году права на перевод книги на русский язык приобрело издательство РОСМЭН. Именно в издании РОСМЭНа с серией познакомилось большинство ее фанатов. На русский серию книг переводил целый коллектив специалистов, но основную работу выполнила Марина Литвинова.

В 2013 году права на издание серии книг о «Гарри Поттере» на русском языке выкупило издательство МАХАОН. При этом издатель решил полностью обновить книгу — как обложку, так и перевод.

Скажем сразу, у обеих переводов хватает своих странностей и неудачных решений. Постараемся рассмотреть их подробно. Правда, чтобы слишком сильно не растягивать текст статьи, проанализируем только 2 момента: перевод имен собственных и общий стиль.

Немного теории: как переводят имена с английского

В повседневной жизни существует единственное правило: имена собственные не переводятся. Никак.

То есть, Mr. Brown останется мистером Брауном, а не мистером Коричневым. Это все логично и крайне просто.

Сложности начинаются при переводе художественных произведений, ведь многие имена являются нарицательными, несут смысловую нагрузку или глубже раскрывают характер персонажей.

При переводе художественных произведений есть 3 основных способа перевода имен:

  1. Транслитерация — когда имя переносится на русский язык побуквенно. Harry Potter — Гарри Поттер.
  2. Транскрипция — когда переводчик воссоздает на русском оригинальное звучание имени (или приближенное к оригиналу). Madam Pomfrey — мадам Помфри.
  3. Калькирование — когда имя разбивается на отдельные морфемы и переносится по отдельности. Griphook — Крюкохват.

Третий способ в своем большинстве не относятся к человеческим именам. Сюда входят клички животных, названия улиц или достопримечательностей. Правда, «говорящие» имена разрешается переводить калькированием, но делать это нужно очень осторожно.

Удачные и неудачные переводы имен в «Гарри Поттере»

Мы не будем рассматривать все имена — персонажей в серии книг очень много. Выберем несколько из них.

Оба перевода не совсем точные.

При правильной транскрибации перевод будет Дадли Дарсли. Видимо, Марина Литвинова из РОСМЭНа хотела подчеркнуть негативный характер персонажа и всей семьи Дурсль. Не самая худшая идея, но немного излишняя.

МАХАОН выбрал вариант Дадли Дурслей. Тоже один из возможных. И в нем тоже есть акцент на негативной составляющей характера. В общем, оба варианта не идеальные, но приемлемые.

И хотя некоторые говорят, что вариант РОСМЭНа более благозвучен, это дело вкуса.

Переводчики РОСМЭН попытались покаламбурить над именем профессора зелий. Вроде как Северус намекает на Север, а там холодно и снег. Итого — Северус Снегг. Получился ли каламбур? Нет!

Тем более, что сама Роулинг подтвердила, что в фамилии Снейпа не было никаких подтекстов.

МАХАОН в результате остановился на транскрибации — Северус Снейп. И это лучший вариант из всех, которые попадались в переводах. Здесь просто не нужно выдумывать велосипед.

Правда, стоит вспомнить, что изначально Мария Спивак хотела дать персонажу другое «говорящее» имя — Злотеус Злей. Да-да, именно Злотеус Злей. Чтобы даже пятилетке было понятно, что персонаж злой. Хорошо, что редакторы не пропустили это в официальную версию.

В результате Северус Снейп от МАХАОНА — идеально, но Северус Снегг от РОСМЭНА — тоже сойдет, хотя и со скрипом.

Правила художественного перевода оставляют много свободы при работе с названиями улиц. Можно использовать транскрипцию, перевести по смыслу или адаптировать для благозвучия.

Перевод МАХАОНа более точен по смыслу, ведь «privet» — это именно куст бирючины. Правда, нужно учитывать тот факт, что далеко не каждый читатель знает, что это такое.

«Тисовая улица» относится как раз к адаптированному переводу. Он не слишком точен по смыслу, но благозвучен.

Оба варианта по своему неплохие. Поэтому тут косяков нет.

РОСМЭН пошли простым путем и выбрали транскрибированный перевод имени профессора защиты от злых сил — профессор Квиррелл. Что ж, это не самый худший из возможных вариантов, хоть он и не позволяет передать подтекст фамилии.

У МАХАОНА же не к месту включилась фантазия. Ведь профессор носит гордое имя Страунс. Понятно, что они хотели обыграть «странный», но получилось ужасно — созвучие со «страусом» сразу перечеркивает глубину персонажа, который на самом деле является главным злодеем первой книги.

Скажем больше, в первоначальном варианте МАХАОНА профессор защиты от темных сил вообще был Белкой. Вероятно, «Quirrell» показалось переводчице слишком похожим на «Squirrel». Из-за этого главный злодей первой книги практически превратился в комедийного персонажа.

Квиррелл звучит куда лучше, чем Страунс или Белка. Поэтому адаптация МАХАОНа в этот раз не удалась.

Выводы

Что касается имен собственных, у РОСМЭНА качество перевода немного лучше, но лишь немного. МАХАОНА попадаются весьма неплохие адаптации — факультет Вранзор (Ravenclaw) или Окаянт (Horcrux).

Если объективно, то «Думбльдор», «Вольдеморт» или «Мугл» были восприняты негативно только потому, что любители саги уже привыкли к установленным именам и названиям. А не потому, что они объективно хуже.

Впрочем, в интернет-версии перевода Спивак, на основе которого создавался перевод МАХАОНа очень много «перлов». Невилл Длиннопопп, Психуна Лавгуд, профессор Самогони и Батильда Жукпук — и это только самые известные из них.

Просто не представляем реакцию поттероманов, если бы все это действительно попало в печатное издание.

Официальный перевод МАХАОНА далеко не так ужасен, как это принято считать в интернете. Часто потому, что перевод РОСМЭНА сравнивают именно с первоначальным интернет-переводом Спивак, а не его отредактированной официальной версией, которая вышла в печать.

Немного о стиле переводов РОСМЭНА и МАХАОНА

Главное в переводе художественной литературы — передать настроение и дух повествования максимально близко к оригинальному тексту. Но при этом, чтобы читатель не спотыкался о непонятные фразы.

Что касается литературного перевода, сравним стиль РОСМЭНа и МАХАОНа на одном небольшом отрывке.

РОСМЭН

В дверном проеме стоял великан. Его лицо скрывалось за длинными спутанными прядями волос и огромной клочковатой бородой, но зато были видны его глаза, маленькие и блестящие, как черные жуки. Великан протиснулся в хижину и пригнулся, но голова его всё равно касалась потолка — уж слишком он был велик. Он наклонился, поднял дверь и легко поставил её на место. Грохот урагана, доносившийся снаружи, сразу стал потише. Великан повернулся и внимательно оглядел всех, кто был в хижине.
— Ну чего, может, чайку сделаете, а? Непросто до вас добраться, да… устал я…
Великан шагнул к софе, на которой сидел застывший от страха Дадли.
— Ну-ка подвинься, пузырь, — приказал незнакомец.
Дадли взвизгнул и, соскочив с софы, рванулся к вышедшей из второй комнаты матери и спрятался за неё. Тётя Петунья в свою очередь шагнула за спину дяди Вернона и пугливо пригнулась, словно надеялась, что за мужем ее не будет видно.
— А вот и наш Гарри! — удовлетворенно произнес великан.

МАХАОН

На пороге стоял великан. Огромная физиономия почти совсем скрывалась в густой гриве спутанных волос и длинной неряшливой бороде, но глаза-таки можно было рассмотреть: во всём этом волосяном буйстве они блестели, словно два больших черных жука.
Гигант протиснулся в хижину, сильно пригнув голову, и всё равно подмел потолок своей несусветной гривой. Он наклонился, поднял дверь и без усилий поставил её на место. Завывания бури поутихли. Гигант оглядел всё собрание.
— Чайку можно, а? — попросил он. — Измотался как пёс.
Он прошёл к дивану, где, застыв от страха, сидел Дадли.
— Подвинься, жирный, — сказал неожиданный гость.
Дадли взвизгнул и спрятался за спину матери, которая в свою очередь испуганно жалась за дядей Верноном.
— Ага, вот и Гарри! — воскликнул великан.

Разберем детально.

На первых двух абзацах давайте оценим стиль повествования и точность передачи. У РОСМЭНа изложение гладкое, плавное, без излишеств. В целом перевод хорошо соответствует оригиналу, поэтому претензий никаких. Несколько изменена структура фраз, есть перестановки, но они позволяют более точно передать мысли на русском.

У МАХАОНа же есть довольно странные решения. «Огромная физиономия» — хотя в оригинале просто «His face». «В волосяном буйстве» — в оригинале «under all the hair». «Несусветной гривой» — в оригинале «his head». Перевод изобилует излишествами, из-за которых настроение повествования не передается полностью. Да и не говорят так на русском. Какое, к черту, «волосяное буйство»?

Поехали дальше. В оригинале Хагрид говорит с деревенским акцентом. Оба варианта фразы «Ну чего, может, чайку сделаете, а?» и «Чайку можно, а?» вполне приемлемы. А вот дальше МАХАОН решил внести элемент отсебятины. Оригинальное «It’s not been an easy journey…» перевели как «Измотался как пёс». В принципе, идею передает, но сравнение не очень удачное.

Дальше — больше. «Ну-ка подвинься, пузырь» и «Подвинься, жирный». Второй вариант является более точным, ведь «great lump» — это «толстяк, жирдяй», хотя фраза звучит не очень. Причем тут «пузырь» — не ясно, но этот вариант даже более точно отображает не обидное оскорбление.

Предпоследний абзац — у МАХАОНА более точный перевод, который максимально приближен к оригиналу. РОСМЭН добавил описаний и метафор, которых не было в английской версии.

Примерно схожая тенденция сохраняется в обеих вариантах переводов. МАХАОН переводит ближе к оригиналу, но у него иногда проскакивают странные и неестественные фразочки. РОСМЭН часто расширяет описания сцен за пределами перевода, но в целом результат выглядит вполне гармонично.

Выводы

По качеству переводов и у РОСМЭНа, и у МАХАОНА есть свои проблемы.

РОСМЭН:

  • Слишком вольно подходит к переводу имен и названий
  • Добавляет слишком много текста, которого нет в оригинале.

МАХАОН:

  • Включает откровенно неудачные варианты перевода как и в переводе имен, так и в самом тексте.
  • Часто присутствуют фразы, которые звучат на русском очень криво или вообще не используются.

Тем не менее, общее впечатление от перевода РОСМЭНа лучше, чем от перевода МАХАОНа. Все потому, что история воспринимается целостно, а повествование не прерывается странными словосочетаниями, коих в варианте МАХАОНа крайне много.

Но МАХАОНовский вариант тоже имеет право на жизнь, даже несмотря на некоторые проблемы и топорность.

Правда, сотрудникам EnglishDom больше по душе РОСМЭНовский вариант, даже учитывая, что иногда он отходит от оригинала. Ведь он намного лучше создает настроение сказочной истории.

А вам какой перевод больше по душе? Или вы предпочитаете читать в оригинале?

EnglishDom.com — онлайн-платформа по изучению английского

→ Учись в режиме онлайн-игры — прокачайся в английском на онлайн-курсах от EnglishDom.com.

По ссылке — 2 месяца премиум-подписки на все курсы в подарок.

→ Для живого общения — выбирай индивидуальное обучение по Skype с преподавателем.
Первый пробный урок — бесплатно, регистрируйся тут. По промокоду goodhabr2 — 2 урока в подарок при покупке от 10 занятий. Бонус действует до 31.05.19.

  • Неуверенность перевод на английский
  • Неудачные дубли перевод на английский
  • Неуважительно перевод на английский
  • Неудачник перевод на английский язык
  • Неубедительный перевод на английский